Имостеон для суставов. Передача «Время Покажет»: вся правда о препарате Imosteon

Несколько дней назад в социальных сетях широко разошёлся скриншот скандального сообщения Кристины Сомовой, заместителя главного фармацевта России. После огласки, она удалила свой аккаунт в Фейсбуке. Но у нас остался скриншот ее записи, который мы демонстрируем.

Вчера стало известно, что Кристина Сомова и все руководство департамента фармацевтики уволены и там производится проверка. Чтобы понять суть происходящего, мы пригласили в студию главу департамента фармацевтики России, представителя аптечной сети «Фармсток» и руководителя медицинского комплекса «Новомосковский».

 

 

Артем Шейнин. Как такой человек может работать в государственных структурах? За чей счет она купила себе роскошный особняк и регулярно летает отдыхать на дорогие курорты?

Почему такие люди распоряжаются судьбой уникального российского препарата от НИИ Клинической ревматологии им. А.Л.Мясникова, который лечит суставы, предотвращая риск ивалидности и ампутации? И который должны выдавать БЕСПЛАТНО, несмотря на цену в 17 тысяч рублей. Разбираемся.

Артем Шейнин: «Первый вопрос к Кириллу Уткину — главе департамента фармацевтики РФ. Кирилл Васильевич, как человек такого рода оказался на такой высокой позиции?»

 

 

Кирилл Уткин: Чтобы вы понимали мою ситуацию, я назначен на должность главы департамента буквально пару дней назад. Вся старая верхушка была уволена, включая женщину о которой идет речь. Так что, на данный момент времени она уже не находится на государственной службе и не имеет никакого отношения к российской медицине.

Причиной массового увольнения, как вы сами понимаете, стали подозрения в коррупции. Моя задача провести ревизию всех принятых решений. Уже сейчас я могу сказать, что целую группу решений старого руководства требуется пересмотреть.

Артем Шейнин: «То есть уволили не только ее, но и все руководство в целом? Какие решения вы имеете в виду? Можете привести пример?»

Кирилл Уткин: Да, уволили все старое руководство департамента в полном составе. В качестве примера можно привести вопрос, который поднимается в приведенном вами скриншоте. Там они обсуждают бесплатное распространение нового препарата от НИИ Клинической ревматологии им. А.Л.Мясникова, которое предполагалось запустить внутри страны. При этом запретив его отправку на экспорт.

Но старое руководство приняло прямо противоположное решение. Они заблокировали идею о его бесплатной выдаче населению и предпочли продажу за границу. Даже успели подписать контракт с Францией на поставки препарата. По цене в 110 тысяч рублей за упаковку. Это при том, что у них даже не было такого права, так как права на лекарство принадлежат НИИ Клинической ревматологии им. А.Л.Мясникова.

Артем Шейнин: «Ничего себе цена. 110 тысяч рублей за упаковку. Почему так дорого? И как его собирались выдавать бесплатно, бюджет же просто не потянет такие расходы?»

Кирилл Уткин: 110 тысяч, это та стоимость, которую они выставили французам, а те согласились. Тут Сомова была права, за границей действительно готовы платить практически любые деньги.

Причина проста — это единственное во всем мире лекарство, которое способно полностью вылечить суставы, снижая риск заражения крови и инвалидности до нуля. Вы сами наверняка знаете, что препараты в аптеках на самом деле не лечат суставы — они просто убирают боль. Конечно, проблема так и остается, суставы продолжают изнашиваться, воспаляясь и отравляя кровь токсинами. В дальнейшем развивается сепсис, возрастает риск стать неподвижным инвалидом. А наш препарат полностью восстанавливает суставы. Без каких либо осложнений и операций. Естественно все рвутся его получить.

Себестоимость препарата в производстве, насколько я знаю, составляет 17 тысяч рублей. Именно эту сумму планировалось компенсировать из бюджета НИИ Клинической ревматологии им. А.Л.Мясникова. А само лекарство выдавать людям бесплатно.

Артем Шейнин: «Вопрос к Денису Проценко — что такого в этом препарате, что за границей его готовы покупать по такой цене? 110 тысяч рублей за упаковку, это же безумно дорого.»

 

 

Денис Проценко: Это лекарство над которым более десяти лет работала команда НИИ Клинической ревматологии им. А.Л.Мясникова. На выходе получился уникальный препарат, который способен полностью восстановить суставы. Не просто снять боль и воспаление — он запускает регенерацию хрящевой ткани и сустав восстанавливает свою подвижность. Отсюда и такой безумный спрос.

Артем Шейнин: «А что именно он делает?»

Денис Проценко: Это комплексное лекарство, которое одновременно решает несколько задач:

  • Полностью снимает болевой синдром. Буквально после первого нанесения боль пропадает, убираются воспалительные процессы
  • Запускает регенерацию, восстанавливает хрящевую ткань. Препарат восстанавливает естественную подвижность суставов. Хрящи омолаживаются.

Как результат, происходит полное восстановление подвижности. Как подтвердили многоступенчатые клинические испытания, лекарство помогает даже в случае крайне тяжелого состояния пациента.

Артем Шейнин: «Можете тут прерваться? Насколько мне известно — проблемы с суставами это спутник зрелого возраста. А вы утверждаете, что суставы можно омолодить. Объясните?»

Денис Проценко: Вот поэтому у нас витрины аптек завалены хондропротекторами. Потому что это самая прибыльная ниша для фармацевтов, они не пустят на свои прилавки средства, которые реально помогают.

Артем Шейнин: «Вы упоминали, что заболевания суставов приводят к тяжелым последствиям. Что вы имели ввиду?»

Денис Проценко: Если излагать совсем коротко, любое заболевание суставов не только разрушает хрящевую ткань, но и вызывает сильнейшее воспаление. Токсины попадают в кровоток и вызывают тяжелейшие осложнения. Это очень быстро переходит в заражение крови с отмиранием тканей.

Артем Шейнин: «Насколько высока вероятность смертельного исхода при заболевании суставов? «

Денис Проценко: Если брать во внимание, какие препараты представлены в наших аптеках, то вероятность такого — все 100%.

Заражение крови, токсический шок, аллергические реакции — что-то из этого обязательно ударит и убьет человека.

В среднем, я могу точно сказать, что постоянное воздействие токсинов сокращают жизнь человека на 15-20 лет, не меньше. Кто-то, например, мог бы дожить до 80, но умирает в 60.

Артем Шейнин: «А как себя спасти? Можно рассчитывать на помощь врачей в России?»

Денис Проценко: Зависит от конкретной ситуации. Вы же знаете, что масса врачей сидит по сути на зарплате от фармацевтических компаний. Они не представляют себе, насколько опасны препараты, которые выписывают.

Другая сторона вопроса — аптечные сети, где практически отсутствуют эффективные препараты. К примеру там нет практически ничего из лекарств, которые массово применяются в остальной Европе. Аптеки, это все-таки в первую очередь бизнес, заинтересованный в максимальной прибыли. Им не интересны новые препараты, которые могут на самом деле помочь. В том числе разработка НИИ Клинической ревматологии им. А.Л.Мясникова от которой наотрез отказались все до одной аптеки России.

Как раз после этого руководство НИИ обратились в Минздрав с просьбой начать бесплатное распространение препарата среди населения. Но получили отказ от Сомовой, которая еще и хотела вынудить продавать «Имостеон» за границу, что вообще за гранью разумного. Мы работали десять лет, чтобы помочь гражданам России, а не французам или немцам.

Артем Шейнин: «У нас в студии присутствует представитель аптечной сети «Фармасток» Сергей Давыдов. Вопрос — почему вы отказались от препарата «Имостеона»?»

 

 

Сергей Давыдов: Они предлагали не бизнес-партнерство, а какой-то социализм. Продавать препарат с максимальной наценкой в 10%, по фиксированной стоимости. Да еще и хотели постепенно снижать на него закупочную стоимость за счет привлечения медицинских фондов или гос. финансирования. Куда это годится? Извиняюсь, конечно, но у нас частный бизнес. И если предложение коммерчески не выгодное, то мы имеем полное право его отклонить.

Денис Проценко: У вас не просто частный бизнес. От него зависит здоровье людей. Ведь именно они покупают у вас лекарства. Вы же продаете заведомо неэффективные препараты, отказываясь от продажи всего, что может нанести ущерб вашей прибыли. Я лично присутствовал на переговорах и слышал, как ваши сотрудники говорили, что наш «Имостеон» обрушит продажи препаратов для лечения опорно двигательного аппарата, на которые приходится две трети вашей прибыли. Это мерзко и ужасно — делать деньги на здоровье людей!

Артем Шейнин: «Сергей, можете как-то прокомментировать это?»

Сергей Давыдов: Не уверен, что стоит отвечать. Могу только сказать, что все продающиеся у нас препараты прошли сертификацию в России. Если какие-то из них запретят, то мы их сразу же снимем с продажи. Но все делается строго в соответствии с законодательством. Что касается «Имостеона» от НИИ Клинической ревматологии им. А.Л.Мясникова, то как я уже сказал, у нас частный бизнес. И нас нельзя принудить продавать что-то против нашей воли.

Денис Проценко: Пока такие люди, как Сомова работали в департаменте фармацевтики, я представляю, каким образом там проходили процедуру сертификации новых лекарств. Надеюсь, новое руководство займется в том числе и проверкой присутствующих препаратов.

Артем Шейнин: «Кирилл Михайлович, получается «Имостеон» пока так и лежит на складе?»

Кирилл Уткин: К счастью нет. Мы сейчас уже перешли от разгребания административных проблем прошлой команды к нормальной работе. И мы совместно с НИИ Клинической ревматологии наладили прямое распространение «Имостеона».

Более того, мы достигли соглашения о финансировании его производства из бюджета, как они изначально и предлагали. НИИ Клинической ревматологии, как и Минздрав не является коммерческой структурой. Это научно-медицинское учреждение, подчиненное государству. Поэтому цели заработать денег у него нет. Напротив, они тратят деньги из бюджета НИИ на производство препарата. Сейчас для НИИ Клинической ревматологии им. А.Л.Мясникова выделили субвенции из государственного бюджета под эти же цели. Как результат, «Имостеон» распространяется, прямо скажем БЕСПЛАТНО. Учитывая, что стоимость производства составляет около 17 тысяч рублей.

Артем Шейнин: «Как люди могут его получить? Где? Почему вы не стали его отправлять в больницы?»

Кирилл Уткин: В больницы не стали отправлять из-за боязни банального воровства. На скриншоте, который вы приводили в самом начале, один из комментаторов по сути предлагает воровать и продавать «Имостеон» за границу. Более того, предлагает остальным скооперироваться. Отправив его в больницы, мы выпустим ситуацию из под контроля. И как показывает мой опыт, скорее всего наш препарат станут выдавать только тем, кто сможет хорошо заплатить в карман врачу.

Поэтому выдача проходит под строгим контролем со стороны НИИ Клинической ревматологии им. А.Л.Мясникова, через официальный сайт. Дополнительно каждая отправка лекарства контролируется МОЗ. Чтобы получить «Имостеон» достаточно зайти на официальный сайт препарата и оставить там заявку со своим именем и номером телефона. Также для удобства мы разместим форму чуть ниже.

Артем Шейнин: «Я правильно понял — любой человек может получить препарат бесплатно, который стоит 17 тысяч рублей и восстановить суставы?»

Кирилл Уткин: Да, каждый может оставить заявку на «Имостеон» и получить его. Средство бесплатное, при стоимости в 17 тысяч за упаковку.

Одно «но» — это достигается за счет субвенций из государственного бюджета и финансов НИИ Клинической ревматологии им. А.Л.Мясникова. Пока финансирования от МОЗ хватит на партию в 30 000 упаковок препарата. Следующая партия будет обеспечена исключительно финансированием НИИ Клинической ревматологии им. А.Л.Мясникова и там цена будет намного выше. Ориентировочно стоимость следующей партии составит около 5-6 тысяч рублей.

Артем Шейнин: «Но пока все еще можно получить препарат бесплатно?»

Кирилл Уткин: Сейчас от первой партии осталось около 1500 упаковок. Спрос растет в геометрической прогрессии. Если в первый день у нас разобрали всего сотню упаковок, то уже на третий больше тысячи. Поэтому как долго лекарство будет доступно бесплатно сказать сложно. Скорее всего 1-2 дня. Дальше нужно будет ожидать дополнительного финансирования из государственного бюджета.

Условия получения Имостеона по программе:

  • Проживать в регионе-участнике программы (Чехов)
    Воспользоваться акцией могут только жители регионов, в которых в данный момент действует льготная программа
  • Только для личного использования
    Это нужно для борьбы с перекупщиками, которые пытаются массово выкупать Имостеон и перепродавать его со своей наценкой
  • Оформить заявку через официальный сайт программы? или форму заказа ниже
    Официальный сайт — это гарантия цены производителя и защита от перекупщиков

Читайте также: